Поль Гоген — Пейзаж на острове Мартиника

Картина Поля Гогена "Пейзаж на острове Мартиника"

Своеобразие живописной манеры Поля Гогена особым образом отразилось в созданном им в 1887 году «Пейзаже на острове Мартиника».

Пейзаж насыщен и многопланов с точки зрения композиции. Новый постимпрессионистический стиль заметен и в подборе красок для полотна. «Пейзаж на острове Мартиника» притягателен, красочен, экзотичен. Манера письма Гогена напоминает прорисовку пастельными мелками.

Многообразие оттенков образует радужные переливы. Красочные мазки расположены не потно друг к другу, а как бы с просветами. Отчего создаётся эффект трепещущего, живого изображения. Образ ручья на переднем плане картины отличается в отношении интересного колористического решения, в котором он выполнен. Ручей словно искрится и завлекает своим блеском и светло-лиловым свечением, перестраивая пространство вокруг, придавая ему элемент волшебных сказочных миров.

Выработка нового стиля требует структурирование нового мира. Новый художественный мир должен быть принципиально отличным от мира обыденного, мира одноцветности и одноплановости. Постимпрессионизм создаёт новый мир, наполненный множеством новых идей и сложносформулированных мыслей, которые необходимо понять, но прежде как-то обозначить, используя для этого искусство изображения и новые художественно-изобразительные средства.

«Пейзаж на острове Мартиника» вобрал в себя многое из идей импрессионизма, но в большей степени картина являет собой основные принципы живописи постимпрессионизма. Это и сложные многоцветные полотна, подчас придающие картине излишнюю пестроту и броскость; это и контрастные светотеневые соотношения, наделяющие картину умеренной резкостью.

«Пейзаж на острове Мартиника» словно раздроблен на многочисленные цветовые пятна. Этому ощущению способствует композиционная многоплановость, хаос линий, изгибов, хаос, зарождающий идею цвета и форм. Картине присуще самостоятельное существование, это всего лишь красочное изображение, созданное с помощью техники масляной живописи, по-настоящему живёт, пронзая полотно воздухом нового искусства и уверенными и твёрдыми мыслями о грядущих переменах.

Пейзаж пропитан умиротворением и гармонией, однако в нём чувствуется скрытая, но устойчивая динамика, облекающая это полотно на бытие в новых законах уже нового постимпрессионистического искусства.