Жерико — Плот Медузы

Картина Теодора Жерико "Плот Медузы"

В июле 1816 года фрегат королевского флота «Медуза» терпит крушение у западного побережья Африки. Молодой и недостаточно опытный капитан оставляет сто сорок девять человек на плоту, который дрейфует по морю в течение тринадцати суток. Сто тридцать четыре человека умирают от холода, голода и жажды.

Человеческая трагедия, которую изображает Жерико, захватывает его всецело; он стремится создать ее правдивый образ. Это основное стремление Жерико диктует ему выбор композиции, ее характер, все вводимые им новшества. Стремясь построить сцену с наибольшим драматическим реализмом, Жерико вынужден отвергнуть излюбленное в то время фронтальное построение и приходит к своей глубинной, напряженной, динамичной композиции.

«Плот Медузы» воспринимается не как эпизод, а как эпос; картина явно перерастает свой сюжет, она становится символом трагической борьбы человека с враждебной стихией, олицетворением безмерного страдания, героических напряжений и порыва. Отсюда и обобщенный стиль Жерико — Лаконичный, избегающий второстепенных эффектов, сосредоточивающий внимание на целом. Несмотря на богатство разноречивых эпизодов, из которых слагается композиция, все они воспринимаются не как нечто самодовлеющее, а как подчиненная целому часть. «Плот Медузы» — со всем кипением человеческих страданий — вырастает как некий монолит, как некая единая изваянная группа. Это первое, что воспринимается, что навсегда запечатлевается в памяти зрителя, уносящего с собой драматически насыщенный, исключительный по силе образ…

Многообразие изображенных положений и переживаний не приводит к раздробленности композиции, но сведено к единству, создающему ясный, запоминающийся образ событий, причем это единство достигается не механическими приемами равновесия, как это было в школе Давида.

Жерико воспринимает действительность прежде всего объемно-пластически. Чтобы усилить пространственный эффект сцены, он располагает диагонально переполненный людьми плот, выбирает высокую точку зрения: это дает ему возможность с наибольшей естественностью показать противоречивое многообразие происходящего, выразить весь спектр чувств — от пассивного отчаяния отца, оцепеневшего над трупом сына, до активной борьбы со стихией и недоверчивой и робкой надежды на спасение… Романтическое звучание полотна достигается благодаря цвету, а также игре светотени. Жерико ориентировался здесь на картины Караваджо и росписи Сикстинской капеллы Микеланджело.

Жерико выставляет это мощное семиметровое полотно на Салоне 1819 года, и оно сразу же оказывается в центре внимания общественности. Реакция современников была неожиданной для самого автора. Правительственные круги Франции и официальная пресса окрестили живописца «опасным бунтарем», а историк Мишле пояснил почему: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот Медузы»…

Опубликовано в категории