Макс Либерман — Трепальщицы льна в Ларене

Картина Макса Либермана "Трепальщицы льня в Ларене"

Либерман всегда проявлял неподдельный интерес к трудовым будням простого народа. Эта тема станет основной в его творчестве, а связанные с ней сюжеты самыми распространенными. Изображая людей, занятых работой, Либерман хотел показать их бесконечное героическое терпение.

Надо сказать, что художник сыграл значительную роль в развитии немецкой живописи именно потому, что привнес в нее влияние ведущих направлений зарубежного искусства — натурализма и импрессионизма, горячим поклонником которых являлся. Все его ранние работы отмечаются довольно мрачным колоритом и шокирующе реалистической манерой письма. Одна из первых жанровых картин «Женщины, ощипывающие гусей» (1872), представленная на гамбургской художественной выставке, была воспринята публикой с нескрываемым отвращением. Критики хоть и похвалили Либермана за искусность техники, но вместе с тем наградили титулом художника, который рисует сплошь уродство. Его даже прозвали апостолом безобразного.

Обвинения, безусловно, были несправедливы. Художник просто изображал сюжеты, где люди находились за работой. Своих героев он рисовал без лишней сентиментальности и уничижительной жалости. Его картины хотя и лишены романтики, но и не содержат острой социальной критики или разоблачения. Он старался передать природное достоинство рабочего человека и доказать, что даже обычный тяжелый труд может стать предметом восхищения и не нуждается в излишнем приукрашивании.

Основой для написания «Трепальщиц льна» послужила сцена, увиденная художником в 1886 году в деревенской избе голландской деревушки Ларен. Женщины из льна-сырца получали льняные волокна. Работа была тяжелой и пыльной. За день такой трепки стены и окна покрывались серой льняной пылью. Чтобы защититься от нее, женщины плотно обвязывали головы платками. Здесь же он сделал предварительные эскизы и наброски, а также первый вариант картины маслом. Готовое полотно появилось уже в берлинском ателье.

Выставленная в парижском Салоне в 1887 году картина была встречена публикой очень сдержанно. Тем не менее критики дали ей достойную оценку, как, впрочем, и всему творчеству Либермана: немецкий живописец Адольф фон Менцель назвал его художником, который рисует настоящих людей, а не моделей.