Морозов И. Б. — Летний пейзаж у реки

Морозов "Летний пейзаж у реки"

При первом взгляде картина наводит на мысль, что все завоевания истинных импрессионистов (прежде всего, Моне), добытые ими в тяжелых баталиях с официальным, салонным взглядом на искусство и творчески переосмысленные великой русской школой живописи, в наше время переродились в новый академизм и новое салонное искусство коммерческой направленности.

Летний пейзаж «У реки» написан в стиле академического импрессионизма с романтической тональностью и являет собой пример живописи достойного профессионального уровня и качества, что ценится продвинутыми современниками. Век цифровой фотографии со всеми ее визуально-техническими фокусами не отменил ценности реалистической живописи, фиксирующей и транслирующей не факт явления природы, а творческое чувство с бесконечностью его художественно-образных вариаций.

На картине представлен ветреный летний день в предзакатный его час. По высокому голубому небу низко бегут стаи рваных облаков, на дальнем плане они окрашены цветом заходящего солнца. Точка зрения со стороны воды и чуть приподнятая над центром картины линия горизонта дают зрителю ощутить себя в лодке или на мостике, далеко уходящем от берега, очертания которого теряются в широких зарослях камыша. Линия между небом и землей справа уходит вверх, подчеркивая плавный подъем берега и создавая ощущение неустойчивости, легкого покачивания лодки. Медитируя у картины, можно услышать шелест колышимого ветром камыша на переднем плане, плеск воды, увидеть, как легкие волны пронзают прибрежные заросли и волнуют их. Взволнованная рябь воды, отражающая предвечернее небо, дышит в лицо свежей прохладой.

Композиционный строй картины за кажущейся безыскусностью мотива скрывает смысловую глубину бытия. Благородная простота образного символизма дышит неуловимой тайной мироздания, ускользающими смыслами хрупкой вечности.

Высокая вертикаль композиции подчеркивает и усиливает, ускоряет движение неба и воды навстречу зрителю, будто само Время несется сквозь нас, пронзая своим движением и уходя безвозвратно. Зеленый берег мягким копьем врезается в холодное пространство между небом и водой, привнося иллюзию устойчивости и гармонической уравновешенности трех стихий. Но едва уловимая диагональ одинокого дерева, вознесшегося над мелкорослой зеленью, тоже пронизана этой энергией движения и готовностью повиноваться ему. Берег неустойчив, границы его невидимы и размыты. Камыши переднего плана – иллюзия опоры. Река, небо и берег – будто персонажи некой мистерии, происходящей в природе на склоне уходящего дня. И безлюдие пейзажа подчеркивает несуетность и спокойную торжественность прощания с ним.

Холодный изумрудно-лазуревый колорит картины озарен теплом заходящего солнца.

При всей своей классической композиционной соразмерности, «вечный» мотив исполнен в современной романтической вариации.