Эдвард Мунк — Крик

Картина Эдварда Мунка «Крик»

«Я возвращался домой в компании двух близких друзей. Это было время драматического исхода солнца за линию горизонта, когда на меня неизменно находит приступ меланхолии. Я не люблю этого непонятного, неопределенного состояния атмосферы и очень боюсь своего душевного состояния, которое во время заказа солнца выходит из-под контроля разума. Друзья прошли вперед, а я остановился, ухватился рукой за балюстраду моста, взглянул вдаль и обмер: над городом и темно-голубым фьордом распростерлись лужи крови и языки пламени. Я дрожал от внезапно нахлынувшего на меня предчувствия близкой трагедии. И вдруг вечернюю тишину разорвал истошный крик — жуткий, наводящий ужас, парализующий… Это был последний крик самоубийцы, бросившегося с моста». Так в 1891 году Мунк объяснял природу возникновения одной из самых известных своих картин. Кроме представленной здесь картины, написанной двумя годами позже и находящейся сегодня в собственности Национальной галереи в Осло, существует около пятидесяти других версий «Крика». Интересно, что самая ранняя из них называлась «Отчаяние» и, по мнению исследователей, на ней изображен сам автор. Его лица не видно, но ощущение того, что этого человека что-то тревожит, настолько явственно, что передается зрителю. Мунк усиливает по чувство сопричастности, выводя алые полосы облаков за рамки картинного пространства.

Создавая «Крик», Эдвард Мунк впервые вторгается в мир страха и одиночества. На первом плане отчаянно кричит человек. Его тело словно сводит судорогой, а лицо своей желтизной и запавшими глазами, распахнутыми в безотчетном страхе перед неведомой нам угрозой, более всего напоминает лицо покойника.

Колорит картины как нельзя более точно передает психическое состояние персонажа: темная синева перехватывает этот душераздирающий крик и эхом отражает его в широком заливе, простирающемся до небес кровавой полосой. Причудливый ритм волнистых линий придает композиции динамику, а атмосферу картины наполняет предчувствием страшной беды.

«Крик» часто рассматривается как первый экспрессионистический опыт художника. Исходящая из «внутреннего ада» художника, картина является воплощением общечеловеческих страхов и Апокалипсиса — как их апофеоза.

Опубликовано в категории