Рембрандт — Еврейская невеста

Картина Рембрандта "Еврейская невеста"

Немало предположений было сделано относительно того, кто именно запечатлен на этом полотне. Как известно, после продажи всего имущества Рембрандта с молотка художник перебрался в еврейский квартал Амстердама и там, в весьма скромных и стесненных условиях, провел остаток жизни. По одной из версий, представленная здесь картина была написана и преподнесена в качестве свадебного подарка кому-то из новых соседей мастера, обитателей того же еврейского квартала — в таком случае, название произведения хоть как-то оправдывает себя. По другой версии, на картине изображены ветхозаветные персонажи Исаак и Ребекка, и для воплощения их образов на полотне мастер прибегнул к услугам натурщиков, одев их в специально сшитые для этого костюмы. И все же большинство исследователей склоняются к мнению, что перед нами — портрет двух реальных людей. Кто же они? Существует старая, но, скорее всего, верная гипотеза, что это сын художника Титус и Магдалена ван Лоо, девушка из семьи Эйленбурх, ставшая впоследствии его женой. И действительно, нетрудно заметить, насколько представленный здесь мужчина похож на того мальчика с портрета, написанного около 1657 года. Правда, Титус выглядит намного старше своих лет (во время написания «Еврейской невесты» ему было всего около двадцати четырех лет), но это, очевидно, было следствием его болезни, ставшей причиной смерти единственного сына художника в 1668 году.

Взаимная нежность жениха и невесты ощущается, прежде всего, в руках, изображению которых Рембрандт всегда придавал исключительное значение. Молодой мужчина нежно касается груди своей невесты как раз в том месте, где бьется ее наполненное любовью сердце: таким образом, темой картины становятся чувства, а ее идеей — сама любовь! Художник свободно использует пастозные мазки для создания фактуры, порождающей изысканнейшие светотеневые эффекты. Кстати, большинство голландских живописцев, современников Рембрандта, являлись приверженцами абсолютно гладкой фактуры, «грубая» же, рельефная фактура живописи Рембрандта долгое время считалась проявление примитивной техники, характерной более для ремесленников, чем для художников. Время же доказало ошибочность подобного суждения.