Жорж Сёра — Канкан

Картина Жоржа Сёра "Канкан"

В 1890 году на Выставке Независимых Художников Сёра представляет несколько картин, среди которых особое место занимает «Канкан». Эта работа, подобно «Пудрящейся женщине», наполнена тонким юмором. В ней можно даже подметить элементы карикатуры, которые были характерны для оформления плакатов и афиш тех времен.

«Канкан» сразу же становится предметом горячих дискуссий критиков. Некоторые находят в ней отголоски теории Шарля Анри (1859-1926) об экспрессивности линий и цветов, в соответствии с которой изобилие линий, как и доминирующий красный цвет на картине, обозначают веселье и радость. Конечно, не исключено, что работая над «Канканом», Сёра использует некоторые из основополагающих принципов теории Анри. Однако все-таки более вероятно, что он остается верен своему творческому кредо — не зависеть ни от кого и полагаться только на собственное мнение. Его картины никогда не будут иллюстрациями для чьих-то теорий, потому что, изучая эти теории, Сёра как бы пропускает их через себя, и зритель созерцает то, что явилось результатом работы ума и таланта самого художника.

Критика настойчиво сравнивает «Канкан» с юмористическими рисунками и плакатами из кабаре — настолько бросается в глаза схематическое изображение персонажей, очень далекое от натурализма. Чтобы запечатлеть движение, Сёра разрабатывает необычайно сложный «механизм», объединяя изогнутые и прямые линии на плоскости, где благодаря безупречной композиции для каждого, даже самого незначительного, элемента определено его место. Однако Сёра пытается не только передать движение. Он хочет — и это тоже новшество — выразить атмосферу веселья, но веселья деланного, как и положено для такого мотива. Ощущения подобного веселья, столь чуждого его натуре, художник достигает посредством выбора линий и цветов. Но к этому добавляется и определенная доля юмора. Стилизация, к которой стремится художник и которая позволяет ему безошибочно создавать декоративные эффекты, также усиливает карикатурность изображаемого. Он создает иронически окрашенный образ зрителя с профилем жирного поросенка на первом плане; подчеркивает слащавое личико первой танцовщицы и щегольскую позу танцора, который выгибается за ее спиной; усиливает нелепость женских бантов или задравшихся в стремительном порыве танца фалд фрака… По мнению Синьяка, Сёра своей картиной хотел показать «упадок морали и опошление эпохи», в которой им приходится жить.