Тициан — Любовь небесная и земная

Картина Тициана "Любовь небесная и земная"

Шедевр раннего творчества Тициана, в котором с начала 1510-х годов все заметнее проступали черты стилистического своеобразия, отличавшие его произведения от образцов Джорджоне, — картина из римской галереи Боргезе, известная как «Любовь небесная и земная». В составленном в XVII столетии инвентаре коллекции оно была обозначена как «Красота обнаженная и одетая», однако большинство исследователей до сих пор стремятся отыскать более точное значение этого произведения венецианского художника.

Иногда ее рассматривали в связи с литературными источниками Ренессанса, однако значительно чаще в ее содержании находят отзвуки популярных в эпоху Возрождения идей неоплатонической философии. Сторонники этой версии связывают изображенную сцену с изложенной в платоновском «Пире» концепцией существования двух Венер, небесной и земной, которые символизируют божественную и земную любовь. Первая (обнаженная фигура справа) направляет помыслы к возвышенной красоте, существующей вне пределов чувственно постигаемой реальности, вторая — в сторону красоты, находящейся в материальном мире и воспринимаемой органами чувств.

Представители другой точки зрения связывали содержание произведения Тициана с жизненными обстоятельствами заказчика, которым, скорее всего, был секретарь Совета Десяти венецианец Никколо Аурелио, поскольку именно его герб помещен на передней стенке саркофага, по краям которого сидят обе героини. В 1514 году он женился на вдове из Падуи, некоей Лауре Багаротто, и, как полагали некоторые исследователи, женщина в нарядном белом платье — это не кто иная, как сама невеста, показанная вместе с покровительствующей ей богиней у священного фонтана Венеры.

Как и в «Сельском концерте» Джорджоне, основу композиционной схемы этой картины составляет изображение на переднем плане одетой и обнаженной фигур у водоема. Он расположен на площадке, вознесенной высоко над уровнем идиллического аркадского пейзажа, населенного крошечными фигурками пастухов, влюбленных и охотников. Произведение действительно содержит ряд бесспорных аллюзий на тему супружества. Сидящая слева женщина облачена в традиционное одеяние венецианской невесты, состоящее из светлого платья с алыми рукавами, пояса и перчаток. У нее в руках розы (один цветок лежит рядом на краю саркофага), а на голове — венок из листьев мирта, как и роза, издревле посвященного Венере и традиционно служившего символом брака; это является дополнительным подтверждением гипотезы о выполнении картины в ознаменование заключения супружеского союза.

Облик небесной Венеры у Тициана предстает в такой степени очищенным от всего житейского, что получает вид настоящего «моленного образа» языческой богини любви. В контрапостном положении фигуры богини Венеры, в плавном пространственном развороте и в выразительном характере контурного рисунка проступает сходство с произведениями классической скульптуры.