Ван Гог — Улица и лестница в Овере

Пейзаж во многом перекликается с такими работами Ван Гога, как «Улица в Овере» (1890), «Пейзаж близ Овера в дождливый день» (1890). Все эти произведения объединены схожей сюжетикой.

Художник преимущественно старался писать ту действительность, которая окружала его ежедневно, ежечасно, порой утомляя своим однообразием и замкнутостью. Ван Гог бессознательно и очень страстно и порывисто искал выход из этого холодного закрытого мира.

Несмотря на тематическую схожесть некоторых работ, каждая картина Ван Гога уникальна в своём воплощении и несёт в основе своей оригинальную идею.

«Улица и лестница в Овере» — знакомый и в то же время непривычный, новый пейзаж. Тематика картины открыта и понятна, а художественная техника – необычна и сложна, чтобы кто-либо её смог повторить или понять в полной мере и до конца.

Пейзаж представляет собой непростое переплетение пространственных форм, линий и оттенков. Изображение вызывает ощущение искарёженности. Ломкие, резкие, прерывистые штрихи, навязчивый чёрный контур, сбивчивые цветовые оттенки создают замысловатое полотно, напоминающее пространство грёз, спутанных образов и неясных воспоминаний.

Складывается такое впечатление, что ещё чуть-чуть и образы, представленные на картине, сольются в один неразличимый мираж или сон. И только благодаря жёстким контурным линиям чёрного цвета удаётся сдерживать все эти хрупкие и столь подвижные образы воедино, не позволяя им исчезнуть или деформироваться.

Следует отметить, что это уже не просто пейзаж, передающий тихую безмолвную жизнь французской коммуны, но ожившая действительность. Ещё большую динамику, порой уже излишнюю, картине придаёт изображение фигур людей.

Художнику удалось то, что редко удаётся искусству живописи вообще. Ван Гог сумел не просто отразить действительность, он уловил саму жизнь, движение воздуха, дыхание ветра, изменение времени и пространства. Его картины настолько реальные, несмотря на всю их «пограничность» и нереальность, что складывается такое впечатление, что перед нами оживший кинокадр, настолько трепещущими и живыми кажутся его полотна.